Приветствую Вас Гость | RSS

The Mass Media

Четверг, 29.06.2017, 03:21

Газетчики задают дурацкие вопросы. Они смотрят на солнце и спрашивают, светит ли оно.
Сонни Листон

Расспрашивать людей, держа в голове мысль о статье, - особое искусство. Порой это может напоминать беседу, но это не беседа; расспросы людей в интересах газеты имеют единственную цель - сбор информации.

Интервью - я называю так для простоты технику сбора информации, а не жанр публикуемого текста, - интервью (или его куски) очень редко публикуются в газете в виде "интервью" - так вот, интервью - будь они в форме личной беседы либо по телефону - не проходят по разработанному сценарию, и вы должны быть готовы к неожиданным ответам, а также к тому, чтобы ухватившись за новую мысль, задать уточняющие вопросы. Интервью - всегда долгое и кропотливое занятие, при котором вы не отступаетесь от вопроса, на который хотите получить ответ, или от темы, которую хотите понять до конца. Интервью - это не тот случай, когда вы можете высказать свое мнение, блеснуть эрудицией либо развернуть жаркую полемику.

Большинство интервью проходит гладко. Но есть две ситуации, сопряженные с трудностями: расспрашивать людей, которые чувствуют себя скованно и не рвутся разговаривать, а также тех, кто явно уклоняется от ответов или настроен враждебно. Эти ситуации мы рассмотрим позже, а сперва некоторые правила, подходящие для расспросов любых источников:

1. Еще до интервью уясните, чего вы ждете от него

Нужно иметь четкое представление о ключевой информации, которую вы хотите получить от собеседника, прежде чем начать расспрашивать его. До того как задавать вопросы, прикиньте, как будет выглядеть законченный материал и, следовательно, какая информация вам нужна. Не забывайте о своей будущей статье и во время интервью, следя за тем, как меняет ее поступающая информация. На словах это звучит сложно, но на деле скоро входит в привычку. И тогда вы привыкнете задавать более конкретные вопросы и вам не придется снова обращаться к собеседникам, выясняя упущенное при беседе.

2. Соберите как можно больше информации до интервью

Не бойтесь показать свое невежество, однако и не кичитесь своим незнанием. Прежде чем беседовать с человеком, узнайте как можно больше о теме беседы и обо всем, что может ей сопутствовать. Помимо всего прочего, тогда вы не дадите себя заморочить или даже обмануть.

3. Простые вопросы - самые лучшие

Журналистика не знает случая, когда бы так называемые мудреные или "с подковыркой" вопросы приносили плоды. Такие вопросы, как правило, выдают человека неопытного либо озабоченного производимым впечатлением, а не мыслью о хорошей статье. Простые вопросы суть следующие:

Кто? Что? Где?
Когда? Как? Почему?

Если вы получите удовлетворительные ответы на эти вопросы, ключевая информация будет практически у вас в кармане. Если ваша статья посвящена каким-то событиям, главная ваша задача - установить последовательность происходившего. Если ваш собеседник досконально знает, как все происходило, заставьте его вернуться к началу событий, а то и раньше, и попросите пересказать все шаг за шагом. Не бойтесь то и дело спрашивать: "А потом что?" Уясните себе до конца последовательность событий.

4. Уточняйте имена и должности

Ясное дело, это скучно, но без этого никак не обойтись. Попросите собеседника отчетливо сказать свое имя, звание/должность, возраст и адрес, если он нужен. Столкнувшись с трудным либо иностранным именем, попросите написать его в вашей записной книжке. Может, это и перестраховка, но будет хуже, если, вернувшись в редакцию, вы уже за столом обнаружите, что не знаете, как пишется имя собеседника.

5. Добывайте как можно больше телефонных номеров

Это так же важно, как правильно назвать вашего собеседника. Если еще не знаете, запишите номер рабочего телефона, домашний номер, если дадут, и номер телефона в машине, если таковой имеется. Может понадобиться и номер факса. В некоторых странах узнать номер телефона собеседника несложно - он записан на самом аппарате. Если его нет - спросите.

6. Лучше перебрать информации, чем недобрать

В большинстве случаев вам представится только одна хорошая возможность взять интервью у необходимого источника. Воспользуйтесь этой возможностью в полной мере, засыпьте его вопросами. Помните: сколь бы опытны вы ни были, вы не знаете, какой получится статья, пока не сядете за стол. Тут-то вы и похвалите себя за лишний вопрос.

7. Не бойтесь выглядеть дураком

Мы все побывали в этой ситуации: нам что-то рассказывают, а мы киваем и соглашаемся, не имея при этом ни малейшего представления, о чем идет речь. Мы боимся попросить объяснений и выставить себя дураками. А после беседы садимся писать статью и видим, что нам еще разбираться и разбираться с тем, чему мы несколько часов внимали с понимающим видом.

Никогда не бойтесь показаться глупыми, задавая элементарные вопросы. Во-первых, даже на пресс-конференции вряд ли вас оскорбят, посмеявшись над вашим незнанием. А если и посмеются - что с того? Что глупее: делать вид, что знаешь, или, не зная, признать это? Если не знаете чего-то, не притворяйтесь, что знаете, лучше спросите. Почти каждый источник готов к тому, чтобы разъяснить журналистам специальные вопросы, и большинство сделает это с радостью, видя, что их темой интересуются.

8. Задавайте вопросы, чтобы получить информацию, а не мнения или впечатления

Вы беседуете с людьми, чтобы раздобыть факты, и каждый вопрос должен быть построен с учетом этого. Очень легко скатиться к расспросам об их суждениях по тому или иному поводу. Но эти суждения редко отличаются оригинальностью, и после такого интервью кажется, что вы не узнали ничего полезного для статьи. Вряд ли вы узнаете много нового, услышав, что политик правой ориентации не одобряет либеральные реформы. Единственное исключение из этого правила - когда статья посвящена мнениям.

9. Старайтесь не задавать вопросы-штампы

Спросить кого-то, кто только что пережил трагедию "Что вы чувствуете?" - значит напроситься в ответ на избитую фразу, а то и на категорический отказ отвечать на какие-либо вопросы. Если люди только что потеряли в авиакатастрофе своего единственного сына, каких чувств вы от них ожидаете? Радостного волнения? И тем не менее, каждый день в колонках новостей самые легко предсказуемые эмоции ("Я пришел в восторг, выиграв эти деньги", "Нас страшно расстроило увольнение без компенсации") преподносятся с таким видом, будто это плоды внезапного озарения.

10. Не позволяйте вешать вам лапшу на уши

Само собой разумеется, необходимо просить разъяснить любые жаргонизмы. Однако большинство фраз, похожих по звучанию на технические термины, на самом деле - эвфемизмы. Любая индустрия, любая компания, любая бюрократическая структура вырабатывает фразы, призванные закамуфлировать реальность.

Имеющие дело с опасными материалами, например военная и ядерная промышленность, лучше других преуспели в искусстве вешать лапшу на уши. Незадолго до окончания вьетнамской войны спикер военного ведомства США полковник Дэвид Опфер заявил на пресс-конференции после одной из бомбежек: "Вы постоянно пишете про бомбежки. Это не бомбежки. Это поддержка с воздуха".

В Америке, после широко известной аварии на Три Майл Айленд в 1979 году, ядерная промышленность создала целый набор эвфемизмов для описания скверных ситуаций, и эвфемизмы эти были способны кого угодно привести в ярость. В заявлениях говорилось об "аномальном процессе" на каком-нибудь заводе, который привел к "утечке энергии", а затем к "быстрому окислению", которое иногда сопровождалось "резидентным распространением плутония". Все это значило, что где-то произошла авария, приведшая к взрыву и пожару, за которым последовал выброс плутония - но на все эти простые и ясные слова и фразы был наложен запрет. Снимайте запреты с этих слов. Спрашивайте, что они означают.

11. Прислушивайтесь к ответам

Порой можно так увлечься обдумыванием следующего вопроса или записыванием ответа, что вы практически не расслышите того, что вам говорят. Через десять минут после интервью обычно поздно оценивать важность - или абсурдность - того, что было сказано. Особенно это верно в случаях, когда люди делают в интервью экстраординарные заявления.

Французский писатель Жорж Сименон как-то сказал в интервью корреспонденту швейцарской газеты "Die Tat" в 1977 году: "Я состоял в связи с 10 000 женщин". Газета доверчиво опубликовала это заявление. Но даже безнадежно слабый в счете человек мог бы подсчитать: чтобы достичь этой цифры, Сименону пришлось бы одерживать новую победу каждый день на протяжении почти 65 лет - немало для человека в возрасте 73 лет, которому приходилось также выкраивать время, чтобы написать сотню книг. Истинная же цифра, согласно интервью его крайне терпимой жены, данному несколько лет спустя, была около 1 200.

12. Никогда не давайте обещаний по поводу будущей публикации

Только редактор вправе решать, в какой форме будет подан материал, в каком виде и объеме он будет напечатан. Многие из тех, у кого вы будете брать интервью, зададут вам этот вопрос, но вам не обязательно отвечать на него. Скажите, что вы "всего лишь репортер", и дайте имя и номер телефона редактора.

Не для печати

Это одна из крупнейших и частых дилемм в повседневной работе журналиста. Люди часто просят, чтобы их слова не публиковались, а порой вы и сами предлагаете это из опасения, что с вами вовсе не будут говорить. Здесь есть два основных момента. Во-первых, как можно реже соглашайтесь на беседу "не для печати". Если не будете следовать этому правилу, кончится тем, что у вас будет масса источников, ни один из которых вы не сможете назвать по имени. Во-вторых, проясните до мельчайших деталей, о чем именно вы договорились с собеседником. Это избавит вас от последующих споров. Дает ли он вам информацию, которую вам нужно подтвердить у другого источника и атрибутировать последнему. Или же он дает информацию "без имени", то есть вы можете использовать ее, но без ссылки на него.

И не допускайте, чтобы люди сперва откровенно разговаривали с вами, а потом, в конце интервью, небрежно роняли: "Да, кстати, это все - не для печати". Правило таково: "не для печати" вступает в силу только тогда, когда вы об этом договорились. Договорившись же, не отступайте от своего слова. Не упоминайте этих людей в статье, а если они хотят как можно глубже "уйти в тень", не говорите никому, кроме редактора, кто они такие. В особенности - коллегам. Нет в мире больших сплетников, чем журналисты.

Одна из основных проблем с беседой "не для печати" - это ее использование политиками и их советниками, пользующимися этим приемом для достижения своих личных, не всегда безупречных, целей. Для примера приведем ситуацию, предложенную участникам семинара по журналистике Гарвардского университета, проходившего в Москве:

"Вас пригласили - редкий случай! - на персональное интервью со старшим советником президента. Он заявляет, что все сказанное им не предназначено для печати. Во время интервью он говорит вам о крупных переменах в экономической политике. Придя в восторг от такого материала, вы бежите к себе и пишете статью, ссылаясь на "хорошо информированный источник в правительстве".

Ну, а потом выясняется, что президент никаких таких перемен не затевает, что его советник знает это, но снабдил вас такой информацией для того, чтобы решить другие проблемы в Думе. В результате вы выглядите полным дураком.

Моралей у этой истории несколько. Во-первых, вы должны были проверить информацию через другой источник. Во-вторых, вы должны понять, что руководители всегда будут пытаться использовать прессу для собственной политической выгоды. Они будут прятаться за выступлениями "не для печати", дабы безнаказанно осуществлять свои планы. Не позволяйте им лестью заманивать вас в эту ловушку. Они всего лишь политики.

Существует хорошее общее правило: если ваш источник делает нападки на отдельное лицо, организацию или страну, он должен делать их "для печати". В противном случае беспринципным и трусливым будет слишком легко укрываться за анонимностью, чтобы нападать.

Разговоры со смущающимися

Многие люди боятся журналистов. Не потому, что те кажутся им ужасными людьми (хотя многие журналисты, несомненно, таковы), а потому что они не привыкли иметь дело с прессой. А если и привыкли, они могут не хотеть разговаривать из опасений потерять работу либо из боязни последствий. Мне самому довелось несколько раз стать участником событий, попадавших в прессу, и, следовательно, одним из объектов посягательств интервьюеров. Так что я на себе испытал, как неуютно чувствуешь себя под прицелом журналистов. Начинаешь волноваться о том, что ты можешь сказать или какие слова тебе могут приписать.

Первое, что надо сделать репортеру, если собеседник скованно себя чувствует - убедить его сказать хоть одно слово. Для этого вы можете вести себя крайне дружелюбно, беззаботно, рассуждать о праве общества на ту информацию, которой этот человек обладает, - используйте все, что, по-вашему, даст результаты. Но не давайте обещаний - например, о трактовке темы в газете, - которые вы не в состоянии сдержать.

Однако нередко вам не представляется возможности договориться. Вам приходится действовать экспромтом - приходить, не позвонив предварительно. В этом случае просто войти в дом - уже проблема. Важный момент тут, как видно из приведенного ниже примера, попасть в гостиную или офис. Когда вы окажетесь там, собеседнику будет куда сложнее отказаться отвечать на любые ваши вопросы. Вы внутри - теперь вся сложность в том, чтобы задержаться там как можно дольше.

Этот пример взят из книги "Вся королевская рать", в которой Карл Бернстайн и Боб Вудворд из "Washington Post" описали начатое ими расследование, приведшее в конце концов к отставке президента Ричарда Никсона.Все, что вам нужно знать сейчас, - что Карл Бернстайн убежден: женщина, живущая по такому-то адресу, может, в принципе, оказаться важным источником информации о деятельности ее нанимателей. Поэтому он наносит ей визит, а ее явное нежелание разговаривать - причина того, что он не позвонил заранее.

"Женщина открыла дверь и впустила Бернстайна. "Вам нужна не я, а моя сестра", - сказала она. В комнату вошла сестра. Он ожидал увидеть женщину пятидесяти с лишним лет, возможно, седую - так он представлял себе бухгалтера, кем и была эта женщина. Но она выглядела куда моложе.

"О Господи, - сказала бухгалтер, - вы из "Washington Post". Мне очень жаль, но вы должны уйти".

Бернстайн начал искать зацепки. Одна из сестер курила, и, заметив на обеденном столе пачку сигарет, он попросил сигарету. "Я возьму, - сказал он, когда женщина потянулась за пачкой, - не беспокойтесь". Таким образом он проник в глубь дома на 10 футов. Он начал блефовать, сказав бухгалтеру, что прекрасно понимает ее испуг, что в комитете было много таких же, как она, кто хотел сказать правду, но не все хотели их слушать; и что, по его сведениям, некоторые отправились в ФБР и в прокуратуру, чтобы поделиться сведениями… Он неуверенно замолчал.

"Где вы, репортеры, вообще добываете свои сведения? - поинтересовалась она. - Никто в комитете этого понять не может".

Бернстайн попросил разрешения присесть и докурить сигарету.

"Хорошо, но после уходите, мне, в самом деле, нечего вам сказать". Она пила кофе, и ее сестра предложила кофе Бернстайну. Бухгалтер нахмурилась, но было уже поздно. Бернстайн начал потихоньку прихлебывать кофе".

Женщина разговорилась, дала Бернстайну несколько очень важных зацепок, а потом опять встречалась уже с обоими журналистами, оказавшись ценнейшим источником. Возможно, отчасти помогло то, что Бернстайн не выхватил в мгновение ока записную книжку и не начал заносить туда каждое сказанное ею слово, гримасничая от восторга и изумления. Он выждал минут десять, потом вынул из кармана записную книжку и стал непринужденно делать пометки.

Если люди согласились на разговор, следующее, о чем надо позаботиться, - как добиться, чтобы они чувствовали себя непринужденно. Это поможет вам вытянуть из них большую часть информации. Вот некоторые уловки:

1. Хорошо продумайте, где и как разговаривать с ними. По телефону или лицом к лицу? Как им будет удобней. Если лицом к лицу, то где? В баре? У них в офисе? У вас в редакции? В кафе в обеденный перерыв? У них дома? Иными словами, в какой обстановке они чувствуют себя в наибольшей безопасности и, следовательно, будут охотнее сотрудничать с вами?

2. Подстраивайтесь под них. Когда вы интервьюируете кого-то, ваша задача - дать человеку почувствовать себя раскованным и готовым пойти вам навстречу. Значит, вы не должны запугивать или утомлять собеседника. Вы должны чуть скорректировать свое поведение и внешний вид. Вовсе не обязательно бежать к парикмахеру и портному и внутренне перестраиваться перед каждым интервью - просто не забывайте о собеседнике. Если, к примеру, вы собираетесь брать интервью у бездомных на улице, не надевайте свой лучший костюм. Он может вызвать чувство неловкости у собеседника. И обратно, если вам надо брать интервью у премьер-министра, вы вряд ли напялите джинсы и футболку. Это могут счесть оскорбительным и заключить, что вас больше волнует, как бы заявить о себе, чем взять хорошее интервью, - и, возможно, они будут правы. Если у вас с собеседником не возникает взаимной приязни, вам, может быть, придется разыграть небольшой спектакль, изобразить живой интерес - иначе как подстроиться? Если ваш собеседник - человек церемонный, вы тоже напустите на себя важность: если же вы общаетесь с человеком раскованным, старайтесь ему соответствовать.

3. Составьте мнение о них. Что расположит их к вам? Лесть? Дружелюбие? Анекдоты? Серьезный разговор? Что бы там ни было, если они являются для вас ценным источником, выкручивайтесь. Что им интересно? И вы проявите интерес - к чему угодно. Вам будет легче, если вы встречаетесь с людьми у них дома или в офисе. Люди окружают себя чем-нибудь для них дорогим: семейные фотографии, картины с любимыми видами, безделушки и сувениры. Цепляйтесь за эти мелочи - спрашивайте о них. Пусть человек захочет помочь вам.

4. При личном интервью не лезьте сразу за записной книжкой. Если человек скованно чувствует себя перед интервью, один вид репортера, решительно входящего в комнату с диктофоном на плече, с раскрытой книжкой и ручкой наготове, выбьет его из колеи окончательно. Лучше потихоньку вытащить все это из кармана или из сумки, когда собеседник расслабится. Можете даже сказать что-нибудь вроде: "Знаете, у меня отвратительная память, вы не будете против, если я буду делать кое-какие заметки?" Но вот вы видите, что ваша записная книжка отбила у человека всякую охоту говорить. В этом случае запомните все важное, что он скажет, а после под благовидным предлогом покиньте комнату (сходить в туалет; вымыть руки и т.п.). И когда вас не видят, достаньте блокнот и запишите основное из сказанного.

5. Не скрывайте своих намерений, но и все говорить не обязательно. Никогда не забывайте сказать, что вы - журналист (за исключением крайне редких случаев). Нельзя также скрывать свою заинтересованность в беседе с человеком. Но вовсе не обязательно всякий раз в подробностях объяснять причину своего звонка. Если вас интересует какая-нибудь скользкая тема, не спешите раскрываться в самом начале разговора. Просто скажите: "У меня самый общий интерес к этой теме".

6. Не задавайте с порога свой главный вопрос. Сперва задайте какие-нибудь общие вопросы. Это могут быть вопросы, на которые вы уже знаете ответы. Вы как минимум оцените осведомленность и честность собеседника. О том, ради чего вы все это затеяли, следует спрашивать лишь тогда, когда интервьюируемый, по вашему мнению, "дозрел". Спросив же, лучше прикинуться безразличным к ответу. Выронить от шока блокнот и восклицать: "Господи! Да вы понимаете, что сказали?!" - не лучшая реакция. Мысль о том, что вам только что подарили сенсацию, может побудить собеседника немедленно пойти на попятный.

7. Если ничего не помогает, отдайтесь на их милость. Скажите им, что редактор спустит с вас шкуру, если вы не раздобудете эту информацию. Попросите их о помощи. Обычно это срабатывает.

Интервьюирование уклончивых и враждебно настроенных

Некоторые приемы общения со стеснительными собеседниками подходят также к уклончивым и враждебно настроенным. Однако чаще к потенциальному источнику, избегающему вас, нужно применять иной подход:

1. Будьте настойчивы. Бывает очень трудно заполучить таких людей. Но не сдавайтесь: продолжайте названивать им, ходите к ним в офис. Пусть они поймут, что единственный способ отвязаться от вас - согласиться на беседу.

2. Если звоните им, не дайте обмануть себя словами: "Он вам перезвонит". Многие и не подумают это делать, что бы там ни говорили их секретарши и коллеги. Не соглашайтесь. Скажите, что готовы подождать, что перезвоните позже либо - на худой конец - согласитесь, чтобы перезвонили вам, но скажите - когда. Если вам не перезвонят, звоните сами. А еще лучше, позвоните за час до назначенного времени. Нередко вам обещают перезвонить в 16-00, зная, что в 15-30 уйдут из офиса.

3. Если собеседник упорно не дает конкретного ответа, предложите ему варианты. Если к примеру, вам надо узнать, какую сумму правительство заплатило за некий контракт, а тот, кому это известно, отказывается отвечать, подразните его цифрами: "Шесть миллионов долларов?", "Что-нибудь около 12 миллионов?" Такие вопросы нередко дают результат - во всяком случае, хорошую зацепку. Только не заиграйтесь, убедитесь, что человек понимает, чего вы добиваетесь. Такие шарады чреваты путаницей.

Самый печально известный случай такого рода произошел во время уже упоминавшегося выше расследования "Washington Post" Уотергейтского скандала. Репортеры раздобыли отличный материал, но у них был только один источник информации. Редактор настаивал, чтобы до публикации был найден еще один. Поздно вечером репортер позвонил человеку, который мог стать вторым источником. Прямого ответа тот не дает, и поэтому репортер сказал: "Я буду считать до десяти. Если история неверна, повесьте трубку. Если же верна, ждите до конца счета". И он начал считать: "Один, два, три, четыре, пять..." В его голосе уже звенел восторг: "Шесть, семь, восемь, девять… десять!"

Повесив трубку, он радостно объявил ожидавшим ответа коллеге и редактору, что подтверждение получено, и материал пошел. Все бы хорошо, только история оказалась неверной. Тот поздний собеседник не понял уговора, он решил, что, оставаясь на линии, он дает понять, что история неверна.

4. Иногда делайте вид, что вам известно больше, чем на самом деле. Если вы твердо уверены, что такие-то сведения верны, но не можете получить этому подтверждение, позвоните источнику и скажите, что вам нужно только подтверждение фактам либо комментарий к ним. Однако этот номер выгорает только у опытных репортеров.

5. Остерегайтесь неявных опровержений. С неявными опровержениями сталкиваешься, когда человеку выдвинуто обвинение, а он, вместо того чтобы отрицать его, заявляет нечто оскорбляющее обвинителя, либо репортера, либо обоих сразу. Правда ли, спрашивают такого, что правительственный контракт был заброшен и перерасходы составили миллионы долларов, а он отвечает: "Ваши источники понятия не имеют о том, что говорят". Это не опровержение, это, скорее, классическая уловка человека, которому есть что скрывать, однако не полагайтесь на это.

6. Остерегайтесь непрошенных опровержений. Ситуация может быть и совсем иной. Люди, которым есть что скрывать, могут порой зайти дальше, чем того требуют от них ваши вопросы. Например, вы просите их прокомментировать что-то, а они начинают опровергать то, чего вы им и не говорили. Будьте внимательны, такое может случиться совершенно неожиданно, и это будет первым указанием на то, что им есть что скрывать от вас.

7. Не ставьте вопросы-"ловушки". Это такие вопросы, с помощью которых вы хотите загнать собеседника в угол не фактами, а словесной эквилибристикой. Трюк не новый, но по-прежнему в ходу. Это вроде старой шутки: "Вы больше не бьете свою жену?" Ляпните неосторожно "нет" - значит, вы ее били прежде, но теперь поумнели и перестали.

Один из самых кошмарных примеров такой ловушки относится ко времени, когда британские газеты облетел слух, будто принц Эдвард, четвертый сын королевы, - гомосексуалист. Репортер из "Daily Mirror" настиг его в Нью-Йорке и при всем народе выкрикнул вопрос: "Вы голубой?" Принц впопыхах простодушно ответил: "Нет", и на следующий день "Daily Mirror" вышла с громадным заголовком на первой полосе: "Я не голубой", говорит Эдвард". У читателей осталось впечатление, что Эдвард-таки гомосексуалист, но отрицает это. Грязная работа.

8. Агрессивность - крайняя мера. Как ни старайся, люди порой упорствуют в нежелании разговаривать с вами или давать комментарии. Убедившись наконец, что уже ничто не помогает, можно пригрозить: так, мол, и напишем, что вы отказались комментировать. Редко-редко за этим вдруг последует полный ответ на ваши вопросы. Чаще - это признание вами своего поражения, а для них - это избавление.


Часть 2