Приветствую Вас Гость | RSS

The Mass Media

Понедельник, 18.12.2017, 23:27
Профессиональная этика журналиста


За последние пятнадцать лет, иными словами, со времени появления независимой журналистики у нас в стране, этические вопросы её существования становятся всё острее. В нашем обществе успел уже сформироваться негативный образ «жёлтой прессы», «продажных журналистов» и просто «журналюг». Складывается во многом противоречивая ситуация. С одной стороны, журналистика считается престижной профессией. С другой стороны, сохраняется откровенно настороженное отношение к журналистам со стороны не только персон, которые могут объектами журналистского профессионального интереса, но и просто обывателей. Всё это напоминает сложные взаимоотношения народа и А.Б.Пугачевой: приму любят, но одновременно окружают довольно злобными сплетнями.

    Во многом негативное отношение к журналистам проистекает из стереотипов, которые сложились не в последнюю очередь по вине некоторых репортёров и обозревателей, многие из которых сделали головокружительную карьеру именно благодаря фактическому игнорированию норм профессиональной этики. Какие же это стереотипы?

    «Журналисты наглы и бесцеремонны». «Они продажны: за деньги размажут любого по асфальту». «Журналисты всё переврут и передёрнут». «Они вечно гоняются за жареными фактами, но чаще сами их и придумывают, рождая дешёвые сенсации». 

    Перед журналистами захлопывают двери; от их телекамер отворачиваются, закрывают ладонью объектив и собственные лица. И не всегда потому, что есть чего стесняться и что скрывать. Зачастую просто из недоверия. И тогда опять встаёт вопрос всё той же опороченной этики: что делать в этом случае? Не дать закрыть дверь, отвести руку и продолжать снимать?

    Можно руководствоваться теми нормативами, которые были выработаны международным журналистским сообществом. Их не так много и они в общем развивают одни и те же идеи. Прежде всего это «Международная декларация принципов поведения журналистов» (Принята Конгрессом МФЖ в 1954 году. Поправки внесены на Конгрессе Международной федерации журналистов в 1986), «Международные принципы профессиональной этики журналиста» (приняты на консультативной встрече международных и региональных организаций профессиональных журналистов в Париже 20 ноября 1983 года ), а также российские аналоги: «Кодекс профессиональной этики журналиста» (принят первым съездом Союза журналистов СССР на конфедеративной основе 24 апреля 1991 года) и «Кодекс профессиональной этики российского журналиста»(одобрен Конгрессом журналистов России 23 июня 1994 года).

    Конечно, реалии российской жизни внесли свои коррективы в «кодекс чести» наших журналистов. Мы, к сожалению, не обладаем той финансовой свободой, которой пользуются западные коллеги. Редко какое СМИ может полностью содержать себя. Отсюда зависимость российских СМИ от «денежного мешка», как на постоянной основе (когда последний является владельцем СМИ) или эпизодически, когда спонсоры привлекаются под конкретный проект. Естественно, «спонсорами» можно считать и рекламодателей, а посему привлечение рекламы является головной болью любого издания или телепроекта. Рекламное дело было признано несовместимым с журналистикой, что было зафиксировано в ещё советском кодексе 1991 (как и в редакциив 1994 года), но позднее эта «несовместимость» была устранена...

    Действительно, рекламная статья, написанная талантливо, может считаться литературным произведением и даже одной из разновидностей лиературного жанра. Но даже если отбросить в сторону чисто рекламные материалы, ведь остаётся ещё ниша «подрекламных» материалов, которые сами по себе не носят никакого рекламного характера, не призывают ничего приобретать.

    В качестве примера могу представить собственный опыт. Моя «специализация» - международная публицистика (культура, этнография, география), страноведческие обзоры, путевые заметки. Учитывая ситуацию на рынке «окологеографических» изданий (печатные СМИ), приходится смириться с тем, что часть предложенных мной и другими аторами материалов никогда не увидят свет. Ответ редактора простой: «Нет рекламы под статью». То есть, если я напишу статью о Египте, «под статью» могут «подогнать рекламодателя» из числа тех же турфирм, специализирующихся на Египте. Но если я предложу лучший репортаж о Ливии, куда никто туристов не отправляет, то при всей редкости и экзотичности материала, редакция не поставит материал в номер. Иногда, впрочем, перед автором не ставится таких условий, и рекламодатели «подгоняются» пост-фактум. Но общая тенденция очевидна.
Однако, ввиду того что такой материал сам по себе не носит рекламного характера, а является часто лишь «подводкой» к рекламным объявлениям, от публикации которых автор не получает никаких «комиссионных», его можно и нужно считать продуктом именно журналистского, а не «рекламистского» труда.

    К сожалению, существует тенденция изначально ориентироваться на спонсоров и рекламодателей. Приходится поражаться откровенной наивности иных «продюсеров», которые мечтают об очереди из рекламодателей, которая выстроится у дверей их кабинета, как только выйдет журнал или телепередача. Естественно, никакой очереди нет и в помине. Выпустив пару-тройку номеров, такие журналы тихо и незаметно уходят в небытие. Получается, что некотрые СМИ ориентируются прежде всего на «спонсора», мечтая, кому бы подороже продаться (хотя бы разово и частично), а интересы читателей ставятся на последнее место. Стоит сравнить «туристско-географическую» прессу Запада и нашу отечественную, постоять у полки и просто полистать журналы, знакомясь с содержанием. Сравнение будет явно не в пользу нашей специализированной прессы. Получается, что ТАМ во главе всего стоит Читатель, а ЗДЕСЬ – Рекламодатель.

    В результате мы имеем то, что имеем, плюс ко всему сознательно попираемые нормы журналистской этики, с которыми попробуем разобраться подробнее.

    2. Журналистские контакты.

    В процессе своей деятельности журналист сталкивается со множеством людей, которые могут быть объектом его профессионального интереса. Естественно, всё зависит от «специализации» журналиста, т.е. от той тематики, в рамках которой он работает. Тем не менее, они неизбежно будут более чем широкими, поскольку для сбора информации журналисту придётся общаться с людьми разных социальных слоёв, разного образовательного и культурного уровня.

    Журналистские контакты можно разделить на официальные и неофициальные. Понятно, что брифинги, пресс-конференции, презентации предполагают официальное общение, даже если оканчиваются фуршетом, на котором всё смешивается. К этой же категории относятся интервью с официальными лицами разного уровня – от пресс-секретаря до президента. Естественно, официальное общение предполагает наличие некоторого регламента, иногда предельно жесткого. Например, в КНДР на официальных мероприятиях (на которых только и можно кого-то проинтервюировать) существует даже специальная разметка: вот здесь следует стоять; отсюда надо снимать проход руковолителя, оттуда – рукопожатие и т.д. Но это, конечно, крайности. В нормальных странах всё гораздо проще и регламентация касается в основном порядка задавания вопросов, хотя понятие «место для прессы» существует практически везде.

    С неофициальными контактами и всё гораздо проще. Они вообще могут носить спонтанный характер. Но и в том, и в другом случае отношения журналиста и «контактёров» должны отвечать требованиям, излагаемым как международными, так и российскими этическими кодексами.
« Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания, тактичен в общении с ними. Он избегает вторжения в личную жизнь и допускает обнародование сведений такого рода». исключительно в тех случаях, когда это необходимо для защиты интересов общества, прав и законных интересов граждан».

    3. Журналист и адресат информации.

    Отношения журналиста с адресатом информации (а вернее «отношение к адресату») регламентируется следующими нормами:

    «Первейшая задача журналиста - гарантировать людям получение правдивой и достоверной информации посредством честного отражения объективной реальности. Журналист излагает факты добросовестно, сохраняя их подлинный смысл, вскрывая важнейшие связи и не допуская искажений. Он максимально использует свои творческие способности для того, чтобы общественность получила достаточно материала, позволяющего ей сформировать точное и связное представление о мире. Так, чтобы происхождение, природа и сущность событий, течение и положение дел были понятны как можно более объективно». 

    «В журналистике информация понимается как общественное благо, а не как предмет потребления. Это означает, что журналист разделяет ответственность за переданную информацию. Он ответствен не только перед теми, кто контролирует СМИ, но прежде всего перед широкой общественностью, принимая во внимание различные социальные интересы. Социальная ответственность журналиста требует, чтобы по всех обстоятельствах он действовал в соответствии со своим нравственным сознанием».

    «Характер профессии требует, чтобы журналист способствовал общедоступности информации и участию общественности в работе средств массовой информации. Это предполагает обязанность исправления ошибки и право на ответ».

    «Профессиональные нормы предписывают журналисту уважать интересы общества, его демократические институты и общественную мораль». (МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ ЖУРНАЛИСТА).

    Помимо этого существует ещё и Хартия Телерадиовещателей России, подписанная ведущими телекомпаниями. Она, в частности, провозглашает:
«Отказ от демонстрации либо описания в телерадиопрограммах чрезмерной жестокости и насилия». 

    Под демонстрацией либо описанием чрезмерной жестокости и насилия в целях настоящей Хартии понимается излишне натуралистичный, неоправданно подробный и шокирующий показ документальных сцен умерщвления людей и животных, издевательств над людьми и животными с использованием физического насилия, а также сцен последствий преступлений, катастроф и стихийных бедствий с детальным изображением ранений, трупов, значительных увечий, следов пыток или побоев. 

    «Отказ от излишне сенсационной подачи материалов об открытиях и достижениях в области медицины, могущих вызвать у телезрителей и радиослушателей неоправданные опасения или надежды». 

    Кроме того, провозглашается «стремление к чистоте, правильности и образности русского языка в телерадиоэфире, отказ от неоправданного, примитивно-подражательного заимствования иностранных слов, употребления ненормативной лексики, сленговых и жаргонных выражений». Излишне говорить, что именно этот принцип остался менее всего реализованным. Все эти красивые фразы звучат как насмешка, особенно учитывая опыт тех телеканалов, которые эту Хартию не подписывали. К сожалению, телеэфир слишком потакает общественным вкусам, котрые имеют тенденцию к дальнейшей примитивизации. Прежде всего речь идёт о так называемых «молодёжных» передачах и телеканалах. О радио и говорить нечего: режим прямого эфира оставляет мало шансов «стремлению к чистоте и т.д». 

    Хартия Телерадиовещателей провозглашает также другие принципы, касающиеся «достоверности информации»:

    «Проведение четких различий между сообщениями о фактах, комментариями и предположениями во избежание их отождествления. 

    Незамедлительное исправление допущенных в сообщениях ошибок и неточностей в такой форме, чтобы телезрители и радиослушатели имели полную возможность его заметить. 

    Во всех случаях критика и ответ на критику должны быть переданы во взаимосочетании и в одинаковой форме. 

    Публиковать информацию, полученную только из надежных источников. В случае возникновения сомнений в ее достоверности делать необходимые оговорки». 

    Наиболее уязвимым местом является «точное и связное представление о мире», которое должны давать журналисты своему адресату. Особенно это касается политики. Как показали результаты президентских выборов 1996 года, пресса в целом содействовала скорее «рекламе» одного кандидата (Б.Ельцина), практически игнорируя его основного конкурента. И аналогичных примеров – множество. Несомненно, это делается совершенно сознательно, при этом побудительные мотвы у журналистов могут быть разные: как корысть, так и личные политические пристрастия. Но в этом случае мы вплотную подходим в вопросу НАРУШЕНИЙ НОРМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ. В качестве таковых по отношению к адресату информации могут быть классифицированы:

    I. Проступки, нарушающие право граждан на получение информации 

    Как нарушения профессиональной этики, ущемляющие право граждан на получение информации, могут быть квалифицированы следующие случаи: 

    - если журналист умышленно, вне зависимости от цели, которую он этим преследовал, обнародует неверную информацию; 

    - если журналист обнародует неверную информацию в результате пренебрежения обязанностью тщательной ее проверки; 

    - если журналист, получивший общественно значимую информацию специально для опубликования, из корыстных или иных низменных побуждений укрывает или замалчивает ее; 

    - если журналист фальсифицирует информацию, извращает содержание документального или иного источника, допускает смысловую правку цитируемого документа; 

    - если журналист сознательно участвует в организации преднамеренного замалчивания общественно значимого события, явления или факта; 

    - если журналист под видом достоверной обнародует информацию, основанную на неподтвержденных сообщениях, слухах, предположениях, а также полученную из неизвестного источника. 

  

    II. Проступки, ущемляющие право граждан на свободу выражения мнений

    Как нарушение профессиональной этики, ущемляющее право граждан на свободу выражения мнений, могут быть квалифицированы следующие случаи: 

    - если журналист из эгоистических, групповых или иных соображений противодействует ведению дискуссии или обнародованию суждений, с которыми он не согласен, нарушая тем самым принцип плюрализма мнений; 

    - если журналист противодействует обнародованию критических или полемических выступлений по поводу опубликованного ранее материала; 

    - если журналист без достаточных оснований отказывает в обнародовании ответа; 

    - если журналист путем изменения и сокращения письма читателя, зрителя или слушателя искажает смысл присланного текста без согласия его автора; 

    -если журналист вводит общественность в заблуждение путем фабрикации фиктивных писем читателей, зрителей или слушателей либо выдает собственный материал за точку зрения и результат личного творчества другого реального лица (заавторство). (Кодекс профессиональной этики журналиста. Москва, 1991 г.)

    3. Журналист и источник информации.

    Отношения журналиста с источником информации предполагает прежде всего добросовестность: скрупулезную проверку фактов, точное воспроизведение сведений, почерпнутых из документальных и иных источников и предназначенных для публикации; она исключает подтасовку фактов, бездоказательные суждения, вымысел и фабрикацию материалов. 

    «Кодекс профессиональной этики российского журналиста» гласит:

    «Журналист распространяет и комментирует только ту информацию, в достоверности которой он убежден и источник которой ему хорошо известен, Он прилагает все силы к тому, чтобы избежать нанесения ущерба кому бы то ни было ее неполнотой или неточностью, намеренным сокрытием общественно значимой информации или распространением заведомо ложных сведений. 

    Журналист обязан четко проводить в своих сообщениях различие между фактами, о которых рассказывают, и тем, что составляет мнения, версии или предположения, в то же время в своей профессиональной деятельности он не обязан быть нейтральным. 

    При выполнении своих профессиональных обязанностей журналист не прибегает к незаконным и недостойным способам получения информации, Журналист признает и уважает право физических и юридических лиц не предоставлять информацию и не отвечать на задаваемые им вопросы – за исключением случаев, когда обязанность предоставлять информацию оговорена законом. 

    Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении источника информации, полученной конфиденциальным путем. Никто не может принудить его к раскрытию этого источника, Право на анонимность может быть нарушено лишь в исключительных случаях, когда имеется подозрение, что источник сознательно исказил истину, а также когда упоминание имени источника представляет собой единственный способ избежать тяжкого и неминуемого ущерба для людей. 

    Журналист обязан уважать просьбу интервьюируемых им лиц не разглашать официально их высказывания».

    «Хартия телерадиовещателей» провозглашает следующие принципы:

    «Отказ от распространения полученных от третьих лиц материалов с использованием скрытой видео-, аудиозаписи, фотосъемки, прослушивания телефонных переговоров, если предоставившее такие материалы лицо не обеспечит доказательства законности получения подобной информации, в частности специальное судебное решение. 

    Недопустимо получение информации обманным путем, а также путем запугивания или подкупа. 

    Недопустимо злоупотребление доверием собеседника, а также его особо эмоциональным состоянием, не позволяющим адекватно оценивать последствия высказываний». 

    Без сомнения, именно способы получения информации (а также искажение полученной информации) вызывают больше всего нареканий в адрес журналистики в целом. Получение информации «обманным путём» стало уже притчей во языцех. Справедливости надо заметить, что не только одни журналисты маскируются под «нежурналистов»; наиболее вопиющим прецедентом может служить ликвидация израильскими спецслужбами одного из руководителей исламских террористов, когда «ликвидаторы» проникли в его дом под видом «итервьюеров». После этого своеобразного «интервью» международная журналистская общественность возмутилась: этот эпизод мог подорвать доверие к журналистам. В каждом репортёре могли теперь видеть потенциального агента спецсужб.

    Основной принцип журналистской этики по этому вопросу может быть сформулирован так: журналист не имеет права выдавать себя за другое лицо. Но как тогда поступать в ситуации, когда журналисту просто невозможно подготовить материал, не выдавая себя за лицо иной профессии? Иначе говоря, если «журналистам вход воспрещён», но «очень хочется»? И как быть с теми журналистами, которые под видом новобранцев проникают в ряды моджахедов или расследуют крупные аферы? Вряд ли кто-нибудь из «фигурантов» захочет открыто пообщаться с прессой. В этом случае журналисту приходится выбирать: чуть-чуть переступить через кодекс и подготовить сногсшибательнй материал, или блюсти этику и довольствоваться официальными пресс-релизами, зачастую призванные скрывать «лишнюю» информацию от посторонних.
Другой пример, менее «криминальный». При подготовке «географических» передач или репортажей неполитичекого характера необходимы поездки в ту или иную страну. И тут возникают неожиданные препятствия: есть страны, которые с откровенным подозрениям относятся к визитам журналистов, пишущих или снимающих – без разницы. Тому есть две причины. 

    Во-первых, некоторые страны опасаются невыгодного освещения некоторых аспектов их жизни. К примеру, Индия очень болезненно относится к показу нищих, коих на улицах индийских городов более чем достаточно. Поэтому все тележкрналисты обязаны предоставлять отснятые материалы чиновникам из Министерства информации ещё до выезда из страны, что, естественно, никого не устраивает. Поэтому всё чаще тележурналисты приезжают в страну по туристским визам, снимают всё, что считают нужным и озвучивают материал так, как требует формат передачи. То же самое относится к некоторым мусульманским странам, опасающихся «неверных трактовок» со стороны журналистов. Те же сомнения характерны для ряда африканских стран, которые не хотят, очевидно, чтобы их высмеивали эти белые...

    Во-вторых, не последнюю роль играет меркантильный интерес. К примеру, Сирия и Ливия установили непомерную плату за съёмки памятников истории – 1500 USD за каждый объект. Иногда плата требуется просто за разрешение на съёмку в стране (Эфиопия – 12000 USD), но такие расходы могут выходить далеко за рамки бюджета телекомпаний, выделяемого на командировки. Учитывая, что зачастую речь идет о настоящем туристском «промоушене» страны, эти финансовые требования кажутся просто обидными. Естественно, телекомпании стараются по мере сил их обходить. Но в результате в выигрыше остаются не только телекомпании, сэкономившие средства, не только зрители, которые увидят интересный материал, но и сами страны, получающую бесплатную рекламу своего туристского потенциала. Но конечно, всё это касается «неполитической» журналистики. Ибо в противном случае получается скорее антиреклама...

    4.Журналист и действующие лица публикаций.

    Не меньше обид на журналистов таят и «действющие лица» публикаций и телерепортажей. Вернее было бы сказать – «жертвы публикаций». Неточность в написании имени и фамилии – это самый маленький из журналистских грешков. Но наиболее тяжкое нарушение этики – обнародование порочащих «персонажа» сведений, которые, даже будучи достоверными, могут существенно испортить жизнь не только ему самому, но и его близким. Поэтому в большинстве случаев герои «криминальных» репортажей и очерков фигурируют под вымышленными фамилиями. Особенно осторожным следует быть в освещении эпизодов, по которым не вынесено решение судов и комиссий. И дело уже не только в репутации «героя», но в формировании определённого общественного мнения, которое может в свою очередь оказать влияние на решение суда, особенно в маленьких городах, где силён «корпоративный дух». Известны случаи, когда «жертвы публикаций» не только лишались работы, но и кончали жизнь самоубийством. Поэтому в журналистике должен главенствовать тот же принцип, что и в медицине – «не навреди!».

    Кодекс профессиональной этики российского журналиста по этому поводу гласит:

    «Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания, Он воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении физического недостатка или болезни человека. Он воздерживается от публикации таких сведений, за исключением случаев, когда эти обстоятельства напрямую связаны c содержанием публикующегося сообщения. Журналист обязан безусловно избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей. 

    Журналист придерживается принципа, что любой человек является невиновным до тех пор, пока судом не будет доказано обратное, В своих сообщениях он воздерживается называть по именам родственников и друзей тех людей, которые были обвинены или осуждены за совершенные ими преступления – за исключением тех случаев, когда это необходимо для объективного изложения вопроса. Он также воздерживается называть по имени жертву преступления и публиковать материалы, ведущие к установлению личности этой жертвы. С особой строгостью данные нормы исполняются, когда журналистское сообщение может затронуть интересы несовершеннолетних. 

    Только защита интересов общества может оправдать журналистское расследование, предполагающее вмешательство в частную жизнь человека. Такие ограничения вмешательства неукоснительно выполняются, если речь идет о людях, помещенных в медицинские и подобные учреждения». 

    Хартия Телерадиовещателей имеет раздел «Защита прав и законных интересов граждан и организаций, общественного здоровья и нравственности», озвучивающий следующие принципы: 

    Уважение и соблюдение неприкосновенности частной жизни. Сбор, хранение и использование информации о частной жизни лица, включая аудиозапись, фото- и видеосъемку на частной территории, без его согласия не допускаются. 

    Под частной жизнью для целей настоящей Хартии понимается: 
личная и семейная тайна, в том числе брачные и интимные отношения, сексуальная ориентация, религиозные мировоззрения, дружеские отношения, способы времяпрепровождения, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, компьютерных и иных сообщений. 

    Под частной территорией для целей настоящей Хартии понимается: 
любое жилое помещение, домостроение, включая приусадебную территорию; номера в гостиницах, пансионатах, санаториях и т.п.; больничные палаты».

    Аналогичные принципы «Уважения чести и достоинства личности» содержит и Кодекс 1991 года: 
«Журналист уважает честь и достоинство людей, которые становятся объектами его профессионального внимания, тактичен в общении с ними. Он избегает вторжения в личную жизнь и допускает обнародование сведений такого рода исключительно в тех случаях, когда это необходимо для защиты интересов общества, прав и законных интересов граждан. Журналист не должен распространять непроверенные сведения и слухи, а также допускать выражения, способные подорвать репутацию человека или запятнать его честь». 

    Единственным действенным средством предотвращения нарушений этих норм может служить мараторий на использование в прессе и в эфире материалов, противоречащих журналистской этике. Нарушать или не нарушать – решает для себя сам журналист. Это вопрос его совести, не только профессиональной, но и человеческой. Но всю полноту ответсвенности должны нести «передатчики информации» - газеты, журналы, радиостанции, телеканалы. Их не право, но долг не обнародовать такого рода материалы. В этом случае для журналиста нарушение этических норм станет просто немыслимым делом, ибо никто не хочет работать «в стол».


Часть 2